Клюкин Дмитрий

Записная книжка горного туриста

Зимнее восхождение на Эльбрус. Декабрь 2016

После мартовской неудачи, меня никак не оставляла мысль про Эльбрус, не покидали воспоминания об этой огромной горе, о его величии, о лютом холоде и диком ветре на его склонах. И вот, в декабре 2016 года мы отправились на Кавказ попытать удачу во второй раз. Сначала вылет был запланирован на 10 декабря, но в связи с бушевавшим в это время на Кавказе циклоном (скорость ветра на вершине Эльбруса достигала 45 м/с), пришлось перенести его на 14 число. К этому времени по всем источникам погодная ситуация в приэльбрусье стабилизировалась.

Пурпурный рассвет над Кавказом. Зимнее восхождение на Эльбрус

В среду, 14 декабря, около 16 часов мы с Темой уже сидели в Толмачево и попивали предстартовое пивко в аэропортовой кафешке. На это раз мы летели прямым рейсом. В Минеральные воды прилетели примерно в то же время, в которое вылетели из Новосибирска – забавная штука. Около 9 часов вечера приехали в Азау и заселились в ту же гостиницу, в которой жили в прошлый раз («Барс», прямо под канатной дорогой).

С утра первым делом сходили в Альпиндустрию и купили 3 баллона газа. Поскольку погода стояла хорошая, было решено сразу ехать на Гара-Баши, хотя, по-хорошему, надо было хотя бы денек посидеть в Азау и сделать пешую вылазку наверх. Еще с прошлого раза у меня остался номер телефона товарища Махтеля, который имеет некое отношение к приюту на Гара-Баши. Хорошо, что я все-таки решил позвонить ему перед выходом. Оказалось, что мы чуть ли не первые в этом зимнем сезоне и на Гара-Баши попросту никого нет, а приют вообще закрыт. Новость, конечно, озадачила, но Махтель пообещал непременно «что-нибудь придумать». В результате, когда мы приехали на 3800, там уже был его друг (к сожалению, имени его я не спросил), судя по всему человек из спаса. К нашему приходу, он уже успел откопать вход от полутораметрового снежного заноса и даже выделил нам канистру с водой.

Перекусив – мы решили прогуляться вверх. Погода стояла отличная, ясно и почти безветренно. Сбегав на 4000, мы вернулись в приют с твердой уверенностью, что завтра пойдем ночевать на вагончики 4100. По началу, все было хорошо, из большой комнаты мы переехали вместе с обогревателем в маленькую кладовку, натопили ее почти до 15 градусов, и спокойно попивали коньячок в тепле и уюте. Местный обогреватель заслуживает отдельного рассказа – это древняя (возможно, двемерская) масляная машина, рычащая как свирепый тигр, а еще в ней что-то постоянно булькало и шипело. В общем, находиться в одном помещении с этим монстром было страшновато. Стемнело, на улице температура значительно опустилась, по ощущениям уже где-то до минус 30. И тут нас начало накрывать. Сказался резкий набор высоты. Сначала свалило меня – башка трещала так, будто внутрь насосом накачали воды под давлением, каждое движение сопровождалось пульсирующими ударами в височной и затылочной области. В общем, типичная горняшка, только уж больно острая. Через некоторое время Тема «присоединился» к моим страданиям – вдвоем страдать стало веселее :)

К утру нас вроде отпустило, но не до конца, поэтому у меня проскакивали мысли «а не свалить ли нам обратно в Азау на денек …», к тому же погода резко испортилась – если ночью было ясное звездное небо, то утром уже свирепствовал ветер и шел снег, а видимость была метров 200-300. Так и не дождавшись возвращения заведующего приютом, я позвонил Махтелю с просьбой напомнить товарищу, что мы его ждем уже почти полтора часа и нам надо бы идти наверх. В результате, мы сами закрыли домик и оставили ключи в специальном секретном месте, о котором я ничего не скажу - могу только намекнуть, что это было очень похоже на иголку в яйце, которое в утке, которая в зайце, ну и так далее. К вагончикам МЧС на 4100 мы поднялись за 3 часа, практически наощупь, потому что видимости не было. Пока шли меня все не оставляла мысль – «а что мы будем делать, если все вагончики закрыты? ...». Адекватное решение этого вопроса (кроме как «ночевать на улице») я так и не придумал, но, благо, и не пришлось. Наш любимый вагончик «Мед. Пункт» был открыт.

Дверь примерзла совершенно намертво, и пришлось упорно вырубать ее ледорубом по всей нижней части периметра. Но это оказались еще цветочки – через щель шириной в несколько сантиметров внутрь домика намело почти метр снега, и дверь оказалась заблокирована. В общем, с горем пополам, мы все же открыли домик, вывезли оттуда пару Камазов снега и начали обустраиваться. В домике стоят деревянные нары – внизу 2 спальных места и еще одно наверху, скидав все вещи на верхнюю полку, мы залезли в спальники и принялись варить обед. Пока обедали, погода стала еще хуже – ветер достиг такой силы – что передвигаться уже было очень трудно, и когда я вышел за снегом – меня чуть не унесло вместе с котелком. Тогда стало понятно, что остаток дня и ночь нам придется сидеть здесь и никуда не высовываться, а наши планы набрать сегодня еще метров 300 так и останутся планами. Минуты казались часами, а часы вообще вечностью – сидеть без дела в холодном вагончике - развлечение на любителя. К ночи на улице творилась жестокая вакханалия – порывы ветра заставляли вагончик покачиваться, а через щель в двери внутрь постоянно залетал снег и покрывал нас и все наши вещи тонким слоем снежной пыли. Поспать суммарно удалось, может, часа 4.


Утром погода немного успокоилась. Мы все так же сидели в облаках (а точнее, почти на их верхней границе) и все так же дул ветер, но уже не такой сильный, как вечером и ночью. Ни о каком восхождении в такую погоду, конечно, не было даже мыслей, да и акклиматизации мало, поэтому мы решили прогуляться наверх (до куда дойдем) и валить в Азау на отдых. Дойти удалось до начала скал Пастухова, до отметки около 4500м, дальше идти было уже опасно, ведь с набором высоты усиливался и ветер, а выше начинался голый дубовый лед. С 4500 мы свалились обратно в вагончик, собрали пожитки и ушли вниз, на Гара-Баши, откуда съехали в Азау. Кстати, теперь спуск по канатке тоже стал платным. Для нас это было новостью, поскольку еще в марте за спуск ничего не брали. Удалось договориться со спасом на станции, который отрапортовал в Азау, что едут два парня, их надо снять и заставить заплатить. Итого по расценкам декабря, туристический (разовый) подъем от Азау до Гара-Баши стоил 750 рублей, а спуск еще 700 на человека. Обдираловка, конечно.

Спустившись в Азау, на радостях пошли в нашу любимую гостиницу Барс, но мест там не оказалось, поэтому пришлось еще полтора часа бродить по Азау и тыкаться во все двери в поисках убежища. Наш спуск выпал на субботу, поэтому все было забито до отказу, даже дорогущие номера по 10+ тысяч рублей за ночь и те были заняты. В итоге мы нашли свободный двухкомнатный номер «для влюбленных» в гостинице Вираж, нам сделали небольшую скидку и в итоге он нам обошелся в 3.5к за сутки. Дорого, конечно, но выбора у нас не было. Первым делом раскидали вещи по всему номеру, чтобы их высушить, потому что после ночи в морозилке все было обледеневшее и замороженное, а когда рюкзак попал в тепло – все это дело начало активно таять. Потом пошли набивать животы в кафешку на первый этаж. Кафешка очень хорошая, готовят просто прекрасно, было сожрано и выпито много всего, но особенно понравился шашлык из баранины и местный глинтвейн. С упакованными животами и желанием нормально выспаться мы вернулись в номер, немного посмотрели какую-то чушь по телевизору, и отрубились.

С утра, никуда не спеша, собрались, еще раз плотно покушали, купили еще баллон газа в Альпиндустрии и поехали наверх. Погода стояла хорошая, было ясно и почти безветренно, однако над обеими вершинами Эльбруса были «облака-шапки», что является не очень хорошим знаком. На этот раз от станции Гара-Баши мы поднялись до нашего вагончика всего за час с копейками, что свидетельствовало о том, что мы довольно неплохо акклиматизировались и отдохнули. К вечеру облака над вершиной растянуло, и мы, пронаблюдав прекрасный закат, решили, что завтра будем пробовать штурмовать вершину. Тем временем установился лютый мороз, внутри вагончика по ощущениям было около -30, а на улице и все -40. Ночка была холодная, если бы не пуховый спальник, то пережить ее было бы, наверное, трудно.


Встали около 3 часов ночи и сразу же принялись топить воду на завтрак. С утра ничего в горло не лезет, очень сложно заставить себя что-то съесть, а сделать это просто необходимо, иначе может не хватить сил. Пока возились с горелкой и ждали, пока закипит вода, а потом надевали на себя десяток разных шкур, задубевшие ботинки, кошки и обвязки, прошло почти 2 часа и вышли мы только в 5 утра, хотя планировалось выйти в 4. Погода стояла отличная, чистое звездное небо над головой, легкий ветерок и жестокий мороз. Вот и штурмовой день, сегодня все решится.

Освещая чистый дубовый лед перед собой светом фонариков, мы медленно, но верно, ползли вверх по южному склону Эльбруса, постепенно набирая высоту. Местами подъем довольно крутой, приходилось идти на передних зубьях, либо траверсами вправо-влево, так как «в лоб» нога на всю подошву уже не становилась. Эльбрусские ледовые поля известны по всему миру своим каменным «бутылочным» льдом, который не пробивается даже остро наточенной кошкой. От ледоруба там толку нет вообще, я почти уверен, что в случае срыва, зарубиться не удастся. Вообще, масштабы горы впечатляют, почти от самых вагончиков на 4100 ледовое поле тянется почти до 5100, потом поворачивает влево на «косую полку» и продолжается вплоть до седловины 5300. Расстояние от вагончиков до западной вершины Эльбруса около 6 километров с набором высоты в 1540м. Это очень много, тем более для короткого зимнего дня. В общем, пыхтя и задыхаясь, к 7-ми утра, мы выползли на верхние скалы Пастухова, на высоту 4700м. На юго-востоке уже показалось пурпурное зарево рассвета и тьма начала медленно отступать. К сожалению, я не смог как следует пофотографировать рассвет, потому что аккумулятор в камере замерзал за считанные минуты, про руки я вообще молчу, к тому же на этой высоте уже начал подувать ветерок, а ветер в -40 это больно.

Передохнув, буквально, 5 минут на скалах Пастухова, мы пошли дальше, потому что почти сразу начали замерзать. Тема начал отставать, меня этот факт забеспокоил, и я решил привалиться на отметке в 5000 метров, не доходя до выхода на косую метров 100. Когда Тема подошел, я понял в чем дело – его снова начал мучить дикий кашель, из-за которого он не мог даже говорить, то же самое было с ним в сентябре при восхождении на Маашей на Алтае. Мы сошлись на том, что начался отек легких, а это очень и очень серьезно. Встал вопрос о том, что делать дальше. Я очень горжусь своим другом, его силой воли и решительностью. Немного подумав, он решил отказаться от восхождения и спускаться вниз с отметки 5000м. По сути, своим решением, он дал мне шанс дойти до вершины, за что ему моя искренняя благодарность. Попрощавшись с Темой и пообещав ему, что не буду напрасно рисковать, я продолжил подъем. Началась самая физически тяжелая часть восхождения.


До начала косой полки я дошел довольно резво, периодически оборачиваясь, чтобы пронаблюдать спускающегося Тему. Полка, по сути, начинается с высоты 5100, а не 5000, как везде пишут, хотя GPS мог врать. Косая полка – это, фактически, серпантин вокруг восточной вершины Эльбруса, по которому путь выводит на седловину между вершинами. Полка очень длинная и с постоянным набором высоты, а то, что идти приходится под углом влево, делает ее довольно опасным участком.

Когда я обогнул восточную вершину, и вдали показалась седловина – я начал серьезно уставать. Видимо завтрак совсем закончился. В кармане были 4 шоколадно-ореховые конфеты, их надо было растянуть на все восхождение. На седловину (около 5350м) я вылез уже совсем одуревший, идти стало очень тяжело, начала давить высота. Когда я пришел на седловину и упал на снег, чтобы отдохнуть, меня уже начали всерьез посещать мысли о том, чтобы развернуться. На сознание давили всякие нехорошие мысли типа - «я тут совсем один, а вдруг прихватит? С Темой связи нет, что тогда делать? Долго я при таком холоде здесь не пролежу» - и тому подобное. Наверное, любого здравомыслящего человека будут посещать подобные мысли. Дальше начался дьявольски тяжелый подъем с седловины на вершинное плато. Это резкий и крутой набор высоты с 5350 до, примерно, 5550 метров. Дышать стало уже действительно тяжело, я делал от 8 до 12 шагов, после чего приходилось загибаться и стоять секунд 30, чтобы накрывшая голову темная пелена рассосалась, а сердце перестало пытаться выскочить из груди (и бежать к вершине, как в песне Высоцкого). Ситуация осложнялась тем, что было очень холодно и на этой высоте уже дул довольно сильный ветер, причем в лицо. Прятать лицо внутрь пуховика не получалось – я тут же начинал задыхаться, а от балаклавы толку было мало. Зато в спину светило уже почти полуденное солнце, и я чувствовал, что термуха на спине уже мокрая. Иногда, я разворачивался спиной к ветру, чтобы согреть лицо и оттопить смерзшиеся ресницы. А еще у меня один раз примерзли усы к пуховику, и смех и грех, но, неосторожным движением головы, я чуть было не сделал себе депиляцию.

В общем, кое-как, но я все же вылез на пологое вершинное плато, на 5550, и вдали показалась сама вершина, но идти до нее было еще почти километр по расстоянию с общим набором около 100 метров. Таким же образом, короткими перебежками по 10 шагов, около 13 часов 19 декабря я взошел на западную вершину Эльбруса 5642м. Когда вылез, упал и лежал на вершине, минут, наверное, 10, просто лежал и пытался отдышаться. Когда немного отпустило, я сделал несколько кадров, записал вершинную хронику на гопро, закинул в топку последнюю конфетку и начал спуск. По началу, я очень переживал, что спускаться будет не легче, чем подниматься, потому что организм уже измучен, но вниз я попер очень бодро и резво. Теперь ветер дул в спину и подгонял меня, а солнышко грело обмороженное лицо. В общем, жить стало намного веселее. Когда я спустился на седловину и начал идти по полке, я уже был уверен, что сил спуститься у меня хватит. Если вам кто-то когда-нибудь скажет, что он в состоянии распланировать запасы сил своего организма так, чтобы быть всегда уверенным, что их хватит для подъема и спуска – не верьте, это ложь.


Я понимал, что мне нужно как можно быстрее показаться в поле зрения вагончиков на 4100, чтобы Тема мог меня увидеть. Поэтому я притопил как следует и выскочил с седловины на южный склон. Жутко хотелось пить, у меня не было с собой воды, потому что когда Тема пошел вниз, я не стал брать с собой рюкзак с термосом, вместо чего вдоволь напился на 5000. Периодически, я закидывал в рот кусочек льда, чтобы немного промочить горло. Когда сошел с полки и вышел из зоны ветра, стало жутко жарко, температура воздуха начала расти, а это первый признак того, что погода скоро испортится. С 5000 я спускался уже на автопилоте, отточенные до автоматизма движения в кошках по крутому льду делали свое дело, я лишь изредка выходил из состояния гибернации, чтобы убедиться, что у меня все хорошо и ноги идут. В итоге, в 16 с чем-то часов я спустился к вагончикам, абсолютно обессиливший и обезвоженный. Сложно описать мою радость, когда у вагончика, я увидел Тему, пинающего от безделья снег, замеряя скорость и траекторию движения того или иного снежного комка по склону. А когда он вынес полный термос горячего чая - я вообще обезумел от счастья. Все, гора есть, осталось только пережить еще одну ночь в морозилке. Вечером я долго пытался высохнуть, потому что термуха была мокрая насквозь. Разогреваясь в спальнике, я вылезал из него и снимал что-нибудь из верхней одежды, после чего весь вагончик наполнялся густым туманом. Вечер провели за коньячком и разговорами.


С утра погода испортилась, подул сильный ветер и пошел снег, но нас это уже особо не беспокоило. Не спеша собравшись, мы за 20 минут свалились до Гара-Баши, откуда успешно уехали в Азау. На этот раз с гостиницами было проще, и мы заселились в наш любимый Барс. Остался один полный баллон газа, и я отдал его продавцу в Альпиндустрии, вдруг кому-то пригодится. Дальше начался марафон чревоугодия, поели в нескольких разных кафешках и финишировали в кафешке Виража, глинтвейном и шашлыком. Кавказская кухня совершенно беспощадна :)


Видео о зимнем восхождении на Эльбрус


Было тяжело и очень холодно, но восхождение удалось совершить, и я, конечно, этому очень рад. Спасибо Эльбрус, что пустил и отпустил, еще встретимся!

эльбрус скалы пастухова приют 11-ти гара-баши кавказ азау