Клюкин Дмитрий

Записная книжка горного туриста

Восхождение на Эльбрус. Март 2016

Скажу сразу – восхождение не состоялось. Дошли примерно до отметки 5000 метров и были вынуждены развернуться из-за угрозы обморожений. Я не ставил перед собой цель, во что бы то ни стало взойти на вершину Эльбруса, это, скажем так, было программой максимум, когда программа минимум состояла в том, чтобы разведать новый для себя горный район, посмотреть «чем там кормят» и, конечно же, опробовать гору.

Зимний Эльбрус на рассвете

Эльбрус является самой высокой точкой всей Европы и уходит в небо на высоту 5642 метра. Он двуглавый, состоит из восточной (5621м) и западной (5642м) вершин. По высоте они почти одинаковые, поэтому достижение «взошел на Эльбрус» применимо и к тому и к другому пику. Эльбрус имеет вулканическое происхождение, поэтому он так значительно выделяется среди остальных гор Кавказа. В среднем, он почти на километр выше всех окрестных гор и вид с него открывается потрясающий, во все стороны, до горизонта. Даже с высоты в 4500м уже видно очень далеко. На склонах Эльбруса действует один из самых популярных горнолыжных курортов России, и канатные дороги проложены аж до 3800м. По рассказам одного местного мужичка, вроде как собираются тянуть канатку до скал Пастухова, то есть примерно до 4.5 тысяч, а может и выше. Инфраструктура в приэльбрусье развита очень хорошо, куча гостиниц, кафешек и даже магазин Альпиндустрии прямо у подножия горы. Ну да ладно, обо всем по порядку.


Мы прилетели в Минеральные воды в полночь 12-го марта. Точнее, я прилетел в 19 часов и еще 5 часов ждал Тему, который по техническим причинам полетел следующим за мной рейсом. Уехать из Мин. вод в Азау проблем не составляет, если не хочется переплачивать круглосуточно дежурящим у аэропорта таксистам, то можно заказать «официальное» такси, которое тоже, кстати, можно взять прямо в аэропорту. Нам машинка обошлась в 2800р в одну сторону. От Мин. вод до Азау около 180 км, сначала по федеральной трассе в сторону Нальчика, а потом по Баксанскому ущелью. Поскольку мы ехали ночью, по сторонам ничего посмотреть не удалось, а в какой-то момент организм устал сопротивляться и дал команду «отбой». В Азау прибыли около 4 часов ночи, водитель уехал, а мы принялись искать себе гостиницу. Конечно, по-хорошему, надо бронировать место заранее, особенно в разгар горнолыжного сезона, мы в этом убедились. Около часа мы бродили по Азау и ломились во все двери, которые встречали на пути, везде либо висели таблички «мест нет», либо то же самое говорил сторож, еле продравший глаза от нашего стука. С горем пополам мы все-таки нашли свободный номер в гостинице «Барс», прямо под канатной дорогой. Место, конечно, идеальное, но вот за номер пришлось выложить 3200р в сутки.


Проснулись уже ближе к обеду, не спеша встали, позавтракали и пошли гулять. Сегодня у нас получился день отдыха после перелетов и дороги, да и Азау находится на высоте 2400м, к которой тоже надо немного привыкнуть, прежде чем идти выше. Сходили на водопад Азау, прогулялись по «экологической тропе», которая идет вдоль дороги по лесу до самого Терскола (около 7км), немного размяли ноги и продрали, забитые городским смогом, легкие. По пути выяснилось, что забыли термос, так что в Альпиндустрии, помимо газа, пришлось купить еще и его. Что меня удивило, так это цена на газ, он стоит почти столько же, сколько у нас в Новосибирске, сам не знаю почему, но я был уверен, что цена будет раза в 2 выше. Вообще очень здорово, что ребята открыли в Азау этот магазин, там можно купить почти все что угодно из альпинистского снаряжения по цене, почти не отличающейся, от привычной. Так же, удалось связаться с «бочками» на 3800 и «забить» место наверху. Вообще, цивилизация на южном склоне Эльбруса поднимается до 4200, там на скалах стоят последние вагончики МЧС и там же когда-то был знаменитый приют 11-ти, до того как в 98 году его полностью сожгли криворукие «альпинисты».


Сегодня мы поднимаемся на последнюю станцию канатной дороги – «Гара-Баши». Туристический (разовый) подъем на состояние 2016 года стоит по 1000р с человека плюс по 100 рублей залога за скипасс (это такая пластиковая магнитная карточка, с помощью которой, можно пройти на подъемник). Мы загрузились в будку, и стальной трос канатки потащил нас наверх, в сплошную белую пелену бурана. Погода стояла, мягко говоря, не очень, даже внизу подувал ветерок и шел снег. На каждой станции канатки нужно перелазить из одной будки в другую, переходя между станциями. Порядок станций таков: Азау – Кругозор – Мир – Гара-Баши, с итоговым набором высоты почти в полтора километра.
Когда приехали на последнюю станцию, внезапно обнаружили, что понятия не имеем куда идти и где искать те самые бочки и того человека, с которым мы договорились. Видимость была метров 50 из-за сильного ветра и метели, поэтому вокруг мы видели только бесконечную бело-серую картину, уходящую в никуда. Первым делом заглянули в будку, где сидели ребята из персонала подъемника, они сказали нам, что, судя по нашему описанию, нужные нам бочки находятся чуть ниже станции и нам надо спуститься метров 300-400 вниз по склону. В условиях почти полного отсутствия видимости, «по приборам», из которых был только компас, мы таки набрели на нужные нам бочки, там нас уже встречал Махтель (извиняюсь, если не правильно написал имя, но я так и не смог разобрать как правильно оно пишется/произносится). Заселили нас не в сами бочки, а в здание неподалеку, взяв по 500р с человека за сутки. Телефон Махтеля могу скинуть лично, если кому-то нужно.
В соседней комнате с нами жили гид Гриша из Москвы и его клиентка – 19-ти летняя японка, которая идет на программу 7 вершин и станет самой молодой женщиной, кто эту программу выполнит. Если кто не знает, 7 вершин – это программа восхождения на самые высокие точки всех частей света. Насколько я понял, ей на тот момент оставались Эльбрус, Эверест и пик Винсон в Антарктиде. Пообедав, решили пойти немного прогуляться, не сидеть же весь оставшийся день в домике. Решили пройтись немного вверх, до вагончиков чуть выше станции подъемника. Буран еще усилился, видимости почти не было и, боясь заблудиться, мы шли по линии ЛЭП, не отходя от нее дальше, чем на 50 метров. Даже с расстояния в 50 метров лэп было почти не видно, и чуть различимая серая металлическая конструкция на фоне бесконечной белой пелены смотрелась как-то безысходно. Когда вернулись в домик, нас ожидало еще одно очень интересное знакомство.
В другом «отсеке» здания мы встретили еще одного восходителя Диму, который, как выяснилось, тоже из Новосибирска и на Эльбрус приехал, чтобы получить начальную акклиматизацию перед предстоящим восхождением на Эверест в составе Непальской экспедиции. Мужик очень интересный и всесторонне развитый, очень приятен в общении и знает очень много всего интересного. Чуть позже подошел Гриша, и остаток вечера мы провели в беседах. Было решено идти на штурм вместе, так как по одиночке в таких условиях ходить очень опасно. Мы даже остались ночевать в комнате Димы, потому что у него был обогреватель и плюсовая температура, когда у нас в коморке был, мягко говоря, дубак.


К утру погода стала немного получше, точнее говоря, фронт облачности ушел вниз и хотя бы появилась видимость, но ветер продолжал свирепствовать, как и вчера. Наконец-то мы увидели Эльбрус, до вершины которого, по высоте оставалось еще почти 2 километра. В связи с улучшением видимости и информацией от Димы, что на 4200 недалеко от бывшего приюта 11-ти есть вагончики и некоторые из них должны быть открыты, мы решили воспользоваться окном в погоде и убежать туда, наверх. «убежать» не получилось. Мы вышли первыми, за нами с разницей где-то в полчаса вышли Гриша с японкой, а за ними откуда-то взявшаяся группа из довольно большого количества человек. Как оказалось позже, они жили напротив нас, судя по всему в самих бочках. Высота набиралась на удивление легко, мешал только сильный ветер, который так и норовил сбить с ног и отправить в далекое путешествие по склону Эльбруса.
На пути до приюта установлены вешки, это такие красные палочки из какого-то эластичного материала, торчащие из снега метра на полтора – два. Кое-где встречали знаки, предупреждающие о зонах трещин. Трещины там действительно есть, поэтому идти лучше строго по вешкам. Вскоре мы выползли к началу довольно крутого и изнурительного подъема по «борозде», это такое наклонное фирновое поле, окруженное справа и слева лавовыми выносами и образующее форму дороги. Эдакий «лавовый путь». Оттуда начинался резкий набор высоты прямиком до вагончиков. Те вагончики, в которые мы так стремились, находятся на правом борту этой борозды, поэтому я, прижавшись к правой гряде попер вверх, чтобы побыстрее занять вагончик, так как на пятки уже наступали ребята из другой группы. Упираясь лбом в ураганный ветер, я торил тропу по колено в снегу. В тот момент мой рюкзак, как обычно упакованный на 7 дней полностью автономного существования, казался пушечным ядром.
Кое-как я вылез на скальную гряду к первым вагончикам, уже почти задыхаясь от нехватки кислорода, и занял ближайший открытый вагончик, водрузив туда свой баул прямо у входа. Тут же подошли первые ребята из другой группы и я, сказав им, что дальше есть еще свободный вагончик, пошел встречать приунывшего Тему, который сидел на склоне в компании обеспокоенного Димы. Забрал у Темы рюкзак и пошел показывать ребятам наше новое жилище. Судя по Диминому альтиметру высота здесь была 4200 с чем-то, то есть мы набрали всего-то метров 400-500. Вагончик весьма компактный, в полный рост встать там нельзя, у правой стенки лежала куча тех самых красных вешек (видимо, запасные) а у левой сколочена лежанка, на которую, с трудом, но удалось поместиться втроем. Сегодня был только второй день нашего с Темой пребывания на горе, а мы уже сидели на высоте 4200м и ночью планировали штурм вершины, что, мягко говоря, не есть хорошо. Видимо сказывалась «память» с предыдущего похода по Киргизии, который был пару месяцев назад.
Дима настоял на том, что перед ночным выходом на вершину, нам просто необходимо сегодня сходить и набрать еще хотя бы метров 200 радиально, поэтому, попив чаю, мы двинулись наверх. Погуляв несколько часов, мы вернулись обратно в вагончик. К тому времени ребят уже не было, как выяснилось позже, они переехали в вагончики на другой стороне борозды. Я вообще запутался во всех этих вагончиках и приютах и до сих пор не могу составить в голове полную картину южного склона Эльбруса. Единственное, что мне удалось понять, что мы жили в вагончиках МЧС. Здесь связи уже не было и прогноз погоды мониторить мы не могли, последний раз я смотрел его утром, перед тем как выйти с 3800, на тот момент он был перманентно хреновый на целую неделю вперед. Осознавая, что вряд ли что-то кардинально изменилось за один день, мы готовились к ночному восхождению с мыслями – «до куда дойдем, там и будет вершина».


Спалось плохо, легли мы часов в 8 вечера, встали в 3 ночи. Складывалось ощущение, что ветер еще усилился, вагончик трепало как сушащиеся на веревочке носки, все трещало и хрустело и казалось, что дикая мощь ветра может разворотить этот вагончик и нас вместе с ним. Тогда я понял, что нет совершенно ничего удивительного в том, что с седловины сдуло редфоксовский приют. Выпив чаю и немного выйдя из состояния полудремы мы надели на себя все что было, сразу залезли в кошки, взяли рюкзак с веревкой и парой буров и пошли. Снаружи был ад. Мало того, что усилился ветер, за вечер значительно упала температура и на тот момент она была в районе -35 градусов по цельсию. В сочетании с ураганным ветром, достигавшим 30 метров в секунду (а может и больше), ощущаемая температура воздуха была где-то в районе -60 градусов. Прохладно, в общем.
3 часа ночи, свет фонарика с трудом пробивает многослойный пирог несущегося снега и льда. Вчерашние наши следы уже смело (именно смело, а не замело) и мы двигались по твердой тонкой корке фирна, под которой был дубовый лед. С каждой сотней метров высоты ветер становился все сильнее, руки уже замерзали прямо в варежках, а пальцы на ногах давно онемели. Я был одет максимально (из того, что было) тепло, но все равно меня продувало практически насквозь. На ногах у меня была термуха, на термухе теплые подштанники, на них горетексовые самосбросы, а на них сверху пуховые штаны. И все равно я чувствовал, как ветер гуляет по коже ног. Мои пластиковые Scarpa Vega промерзли насквозь и пальцев ног я уже почти не чувствовал, но продолжал ими шевелить, чтобы совсем не отморозить. То же самое касалось рук, ничего не спасало, руки замерзали, и приходилось их периодически отмахивать. Короче условия просто нечеловеческие, я такого дикого холода еще нигде не встречал. Летящий на бешеной скорости снег, вперемешку со льдом, обжигал лицо, набивался под очки и залеплял их с внутренней стороны.
Несмотря на все недуги, шли мы очень и очень бодро, даже удивительно бодро для такой высоты. К 5.30 – 6 утра мы дошли до конца скал Пастухова, высота 4900-5000 метров, начало выходить солнце и осветило Кавказский хребет, который с такой высоты был как на ладони. Невероятно красивое зрелище, жаль я не смог поснимать с той высоты, потому что крышка объектива примерзла, и одубевшими руками я не смог ее открыть.
С этого места на подъеме начинался чистый лед, по консистенции как бетон, кошки в него почти не входили, а царапались сверху и мы были похожи на кота, которого что-то сильно напугало и он в ужасе резко стартует с паркета или линолеума, нарезая виражи на месте. Дальше нужно было связываться, потому что при таком ветре, была опасность опрокинуться и укатиться в никуда. Дима сильно отстал, как он сказал позже, мы бы могли без проблем участвовать в Elbrus Race и бежать наравне с самыми крутыми его участниками. Ждали мы его минут, наверное, 15-20, за это время я окончательно замерз и голос разума, все-таки перебил вершинную эйфорию. Тогда до меня, наконец, дошло, что мы не готовы к такому холоду, наша экипировка даже примерно не соответствует требованиям зимнего Эльбруса, и если мы хотим вернуться со всеми пальцами на ногах и руках, да и вернуться вообще, то нам нужно немедленно спускаться.
Буквально в этот же момент Тема уперся взглядом мне в лицо и я, даже через очки и сумерки рассвета увидел, как у него округлились глаза. – «У тебя нос полностью белый!» заорал Темыч, пытаясь перекричать рев урагана. Тут до меня дошло, что обожженное холодом и ветром лицо я перестал чувствовать еще пару часов назад, и обморожения мог просто не заметить. Балаклава превратилась в кусок льда, собственно как и все остальное в районе органов дыхания, поэтому натянуть ее на нос не удалось, тогда я попытался расстегнуть пуховик, чтобы засунуть туда лицо, но на верхней части молнии так же был слой льда толщиной в пару сантиметров. В результате я как черепаха втянул голову в шею и сумел спрятать большую часть лица под воротник пуховика, нос удалось вовремя отогреть.
Дождавшись Диму, мы сразу же пошли на спуск, сомнений уже не оставалось, что с таким обмундированием нам тут делать нечего. Теперь ветер дул в спину и мы «весело бежали» вниз по фирновому склону. В одном месте я все же не удержался и достал фотоаппарат, с трудом оторвал крышку от объектива и немного поснимал. Очень скоро мы спустились в вагончик, немного согрелись, попили чаю, убедились, что мой нос все еще на месте и стали потихонечку собираться. Дима вернулся буквально через полчаса – час после нас, сказав, что прошел еще метров 50 вверх по льду, но дальше идти в одиночку не рискнул. Дима был упакован как следует, хотя надо полагать, если он собрался на Эверест, на нем был пуховый комбез и высотные миллеты, поэтому с холодом проблем он не испытывал, чего не скажешь о нас с Темой.
На мгновение у меня закралась идея, пересидеть здесь еще ночку и завтра предпринять новую попытку, но я вовремя одумался, осознав, что завтра будет точно то же самое, что и сегодня, одежда теплее у нас не станет, да и ветер будет примерно такой же, если верить вчерашнему прогнозу. Поэтому мы решили спускаться вместе с Димой и вечером были уже в Азау (ох уж эти подъемники). Номер сняли ровно тот же, что и на пути наверх, вечером встретились с Димой и очень знатно посидели в кафешке на первом этаже.
Собственно, на этом наше путешествие закончилось.


Видео зимнего восхождения на Эльбрус

Из того, что удалось наснимать, слепил небольшой видеоролик о том, как это было. Сразу извиняюсь, что все трясется и дрожит, но в таких условиях снимать крайне сложно :)


Как я уже писал выше, основной причиной нашей неудачи послужил даже не дикий холод и ураганный ветер, а банальное отсутствие необходимой экипировки. Зимний Эльбрус очень требователен к одежде и в этом плане к нему нужно готовиться, как к восьмитысячнику. Кстати, я потом посмотрел mountain-forecast и с удивлением обнаружил, что на вершине Эвереста (!) на 15 градусов теплее, чем на вершине Эльбруса :)

P.S. Уже будучи дома, в Новосибирске, я случайно пересекся в интернете с одним из участников группы, вместе с которыми мы шли наверх. Они тоже не пошли на вершину, дойдя до скал Пастухова. Теперь мне интересно, завел ли Гриша свою клиентку на вершину, там ставки совсем другие, спонсорство, мировой рекорд и все такое :)

эльбрус скалы пастухова приют 11-ти гара-баши кавказ азау