Клюкин Дмитрий

Записная книжка горного туриста

Ала-Арча, Киргизия. Январь 2016

Идея новогодней вылазки в горы преследовала меня уже давно, да все как-то не складывалось и не получалось, но вот, наконец-таки, свершилось, и на новогодние каникулы мы поехали в Киргизию, в ущелье Ала-Арча, собственно, об этом и рассказ.

Пик Корона на закате

Все решилось за две недели до нового года, когда мы сидели "полным составом" у меня на кухне, пили коньяк и смотрели фотографии с декабрьской Актру, откуда мы как раз недавно вернулись. Слово за слово и вдруг оказалось, что все могут и хотят на праздники пойти в горы, что меня, признаюсь, порядком удивило, так как обычно ритуал согласия на поход это очень затянутый во времени процесс. В итоге у нас собралась отличная компания из 4 мужиков (я, Тема, Макс и Айдар) и Маринки из барнаульского турклуба. Сначала была идея рвануть на Северный Тянь-Шань, но мы с Вилданычем там уже были, а я и того дважды, поэтому все-таки было решено ехать в Ала-Арчу, уж больно хотелось посмотреть на здешние места. Начались две недели организационной суеты, полный комплект снаряги был только у меня и у Маринки. Продуктами, как правило, занимался Вилданыч, за что я ему, как обычно, благодарен. Билеты были куплены на 3 января Новосибирск - Бишкек и на 11 января обратно. Билеты обошлись нам по 16к с человека.

И вот, в 23 часа 2-го января мы приехали в аэропорт. Начало приключений ожидало нас уже там. Мы упаковали рюкзаки в пленку и скотч еще дома, чтобы не платить по 500р за обмотку в аэропорту, но при сдаче багажа к нам прикопались сотрудницы авиакомпании, заставив воспользоваться услугами упаковки багажа, мол, "у вас замотано как попало, идите и мотайте как положено". Меня, конечно, это немного разозлило, я вообще считал, что упаковка багажа считается опцией "по желанию" и уж точно не должна являться обязательным условием приема багажа. Наверное, я что-то в этой жизни упустил. Я человек не конфликтный и, осознавая, что мои претензии ничего, кроме потраченного времени, нам не принесут, я отправил всех к упаковщику багажа. Поход внезапно стал дороже на 2.5к :) На упаковке четвертого рюкзака сломалась машина-моталка и последние 2 рюкзака нам упаковали еще хуже, чем они были упакованы до этого, но, видимо, наличие специальных ленточек с названием аэропорта, приклеенных сверху упаковки, таки сыграло свою роль и первый этап сдачи багажа был пройден.
Вторым этапом стал весовой контроль ... вес багажа не должен был превышать дозволенных 23 килограмма, но у нас с Максом оказалось что-то в районе 23.6 ... И когда работница авиакомпании сказала чтобы мы шли, разматывали рюкзаки, доставали оттуда 600 грамм в ручную кладь и заматывали снова, у меня уже чуть было не бомбануло. Такого бреда я еще нигде не встречал. Все же удалось договориться, когда вмешалась другая, более адекватная женщина и багаж у нас все-таки приняли. Но это был еще не конец. На этот раз прикопались уже лично к Вилданычу, а точнее, к тому, что коврик (каремат), пристегнутый сбоку рюкзака (как это обычно и бывает) и замотанный в пленку показался одной из сотрудниц, внимание, ВТОРОЙ СУМКОЙ! В этот момент карнавал фееричности достиг своего апогея. В итоге, Вилданычу пришлось снова размотать свой рюкзак, достать оттуда каремат и забрать его в ручную кладь. Но и это был еще не конец.
Перед паспортным контролем, к нам прикопалась еще одна особа - "у вас слишком большая ручная кладь - не по габаритам", указывая на моток из трех ковриков, сказала она. В этот момент уже реально хотелось убивать, такого идиотизма я не встречал со времен службы в армии. Но вроде обошлось, потуже скрутили коврики и нас пропустили, вдогонку ляпнув что-то типа - "Все равно с такой ручной кладью в самолет вас не пустят!". Короче настроение было испорчено в хлам.
Как обычно повеселил Вилданыч, который догадался взять в ручную кладь 2 железных термоса, от которых визжали все сканеры на таможне и бутылку с МУКОЙ. Я тут же отпустил шуточку на тему, что на таможне его с этой мукой загребут, что называется "до выяснения" происхождения этого белого порошка, а приехавший на вызов сотрудник наркоконтроля будет очень удивлен, что на вкус порошок напоминает муку :) Конечно, ничего подобного не произошло, но Вилданыч был обречен весь поход выслушивать шутки в сторону своей склонности к употреблению (ну или, хотя бы, перевозке) определенного рода веществ :) Напоследок, видимо, решив нас окончательно добить, почему-то на час задержали самолет. Во время перелета, вроде, никаких форсмажоров не возникло, что меня, конечно, порадовало.


В Бишкек, с учетом задержанного рейса, прилетели в пять с чем-то утра, выгрузились, и сели ждать нашего водителя. Конечно, сперва нас со всех флангов атаковали таксисты, предлагая увезти хоть в Мордор, в самое пекло роковой горы, но машина у нас уже была заказана и ни один таксист на нас не поживился. Одно удивило, что таксисты в бишкекском аэропорту довольно вежливые и культурные, чего не скажешь о том же Толмачево. Игорь (водитель) приехал даже чуть раньше назначенного времени, где-то в 6:30 утра. Мы созванивались с ним по скайпу и, можно сказать, знали друг друга в лицо. Первым делом нужно было поменять деньги. На момент нашего путешествия, курс рубля к сому был примерно один к одному. Наслушавшись от Маринки историй про то, как местные дежурят у обменников и в наглую грабят приезжих, что называется, не отходя от кассы, в обменник я взял с собой Тему и Айдара. Игорь тоже пошел с нами. Вообще я очень рад, что судьба свела меня именно с этим водителем. Игорь очень добрый и отзывчивый человек с прекрасным чувством юмора. Если кто-то соберется в те края - пишите, я вышлю вам его контакты. Когда мы обзавелись сомами, нужно было покушать, и Игорь порекомендовал нам одну замечательную кафешку с названием, что-то наподобие "Фаиза". Кормили там действительно вкусно, особенно всех повергли в экстаз тамошние манты.
После завтрака мы поехали за газом, в, чуть ли не единственный outdoor магазин, RedFox, недавно переехавший, и находящийся теперь по адресу ул. Ибрагимова 113/2. Приехали немного раньше открытия и пришлось подождать. Забавно, но магазин так и не открылся, ни в 10:10, ни в 10:20, видимо продавец еще не закончил отмечать новый год. Здесь нам на помощь пришла девушка, работающая в компании Аксай-Тревел, находящейся в этом же здании. Она вынесла нам 10 новеньких картриджей Kovea по магазинной цене, и, судя по пакету с логотипом Редфокса, они были из этого самого магазина. Ценник на газ там конский - 230 граммовый картридж Ковеевского газа стоит 500 сом, что в 2 раза дороже, чем в Новосибирске. Ну да ладно, газ был куплен, животы набиты - можно ехать в Ала-Арчу.
От Бишкека до Ала-Арчи ехать минут 30-40. Так как это национальный природный парк - въезд туда платный - 1000 сом с машины (по крайней мере за 14-ти местный микроавтобус взяли именно столько). Автомобильная дорога в Ала-Арче заканчивается на, так называемом, нижнем лагере, где расположены пара гостиниц и еще каких-то древних построек совковых времен, дальше - пешком. Пока размотали рюкзаки от злосчастного толмачевского полиэтилена, пока распихали ручную кладь, прошел, наверное, час, и вышли мы в 13 часов. Путь от нижнего лагеря лежит налево, в долину Аксая, и начинается довольно резким набором высоты по левому берегу реки. Потом тропа выходит на пологие травянистые склоны и пилит так до самого "входа" в ущелье Аксайской подковы.
На склонах снега почти нету, а вот внизу, в пойме реки его по самые уши, мы в этом убедились, сходив с Максом до речки за водой. Бессонная ночь, перелет, нервотрепка в аэропорту и резкий набор высоты взяли свое, и, к 5 часам вечера почти всех накрыло пеленой дурмана. Дошли мы в итоге до небольшого леска перед крутым подъемом к стоянкам Рацека, в месте, где долина Аксая выходит в параллель с долиной Ала-Арчи. По пути нам постоянно встречались несущиеся сверху альпинисты, которые уходили на отдых в нижний лагерь. Народу там было полно. Вечер и ночь выдались теплыми и безветренными.


Проспали мы довольно долго, неспешно собрались, и вышли часов в 10 утра. Снизу кажется, что подъем небольшой, но на деле там приличный набор высоты по обледенелой каменной морене. Сегодня нам нужно было дойти до стоянок Рацека, поэтому мы сильно не спешили и потихонечку акклиматизировались к нарастающей высоте. Стоянки Рацека находятся на высоте 3200м, названы в честь, как ни странно, Владимира Рацека, военного топографа и очень значимого альпиниста в истории СССР.
Подъем от леса до стоянок занял у нас около 4 часов. На стоянках построены пара, довольно внушительных, двухэтажных хижин, полностью набитых альпинистами, и несколько вагончиков, в одном из которых располагается общественная кухня. Палатки стояли, но в них, как мне показалось, никто не ночевал, видимо они использовались как склады под огромное количество альпинистского снаряжения. Палатку поставили одну, Вилданычевскую, так как нам предложили места в домике и Маринка с Максом и Темой пошли ночевать туда. Воды там нету, все-таки зима на улице, и народ ходит до ледника (минут 20-30 в одну сторону) за льдом. Пока мы с Максом сходили накололи льда и приперли его обратно в лагерь, было уже часа 3, а пока пообедали уже и 4, так что в тот день мы больше никуда не ходили.


5 января, утро. Сегодня у нас в планах вылазка на пик Учитель (~ 4530м). Пик Учитель является самой высокой единичкой на всей территории бывшего СССР (!), а так же, наверное, самым популярным пиком в Ала-Арче по количеству восхождений. На него все ходят для акклиматизации перед сложными восхождениями, ну а для нас, обычных туристов, это и есть самое настоящее восхождение, особенно учитывая то, что никто из нас, кроме Маринки, на такой высоте еще не бывал (у меня на тот момент рекорд был 4400 - пик Молодой Гвардии).
Пошли вчетвером, Вилданыч чувствовал себя не очень хорошо и решил остаться внизу. Погода с самого утра, мягко говоря, была не очень, даже внизу дул сильный порывистый ветер и все было окутано в облака вперемешку со снежными завихрениями. От стоянок Рацека нужно уходить налево по ходу движения вверх, сразу от второй хижины. Тропа как бы огибает скалу, заходя за нее с другой стороны и постепенно выводит на пологий гребень. Когда полезли на гребень задувать стало уже не слабо, иногда приходилось останавливаться и нагибаться, чтобы переждать порыв ветра. По дороге наверх встретили двух парней, спускающихся с акклиматизационной ночевки на вершине (Рому Абилдаева и Леху Усатых, которые, кстати, примерно через 2 недели после этих событий, успешно взошли на пик Ленина (7134м) по новому маршруту, с чем я их от всей души и поздравляю).
Высота потихонечку нарастала, голова мутнела, а ветер все усиливался и усиливался, достигая уже силы урагана. В час по чайной ложке, под бесконечными атаками снежных вихрей и порывов ветра, мы ползли вверх по пологому склону в направлении, так называемых, "заячьих ушек". Это вынос скальной породы на осыпном гребне, под каким-то ракурсом, действительно немного напоминающий заячьи уши. Не дойдя метров 500 до этих ушей, Тема с Маринкой решили развернуться и пойти обратно. В этом решении я их поддержал, так как скорость передвижения у них падала с каждым метром набранной высоты. Дальше мы пошли с Максом вдвоем, надеясь, что дойдем хотя бы до этих скал. Когда доползли до скал, встретили там ребят из Питера, которые уже спускались вниз и порекомендовали нам дальше вообще не ходить, потому что может сдуть. Честно говоря, не смотря на сильный ветер и холод, состояние было вполне сносным, особенно учитывая то, что мы только вчера прилетели, а уже стояли примерно на 4400.
"Если хочешь, останься здесь, а я быстро сбегаю и вернусь" - сказал я Максу, на что, тот, даже сделал вид, что подумал, но в итоге отказался, и мы продолжили путь, оставив за скалами рюкзак с термосом. Вот дальше началась самая настоящая жесть. Ветер на гребне был такой, что его порывы сбивали с ног меня, 75 килограммового мужика, крадущегося чуть ли не на карачках, и цепляющегося за каждый камушек и скальный выступ. Шли плотно, и при налетающем порыве ветра, который было видно издалека, как сплошную стену белой пелены, на огромной скорости надвигающуюся на нас, мы хватались друг за друга, садились на колени и упирались в камни руками и ногами, чтобы не улететь. Радовало то, что под напором ветра облака, наконец, расступились и нашему взору открылись прекрасные пейзажи окрестностей. На вершину вышли (если можно так сказать) в 14 часов. Ветер все не стихал, поэтому пробыли мы там совсем недолго, торопясь спрятаться хоть куда-нибудь от бесконечной бомбардировки, несущимися на бешеной скорости, частичками льда. Иногда мне казалось, что летят камни, что, в принципе, было вполне реально, учитывая скорость ветра.
Такими же "приставными" шагами мы начали спуск и скоро спустились обратно к заячьим ушкам. Термос с чаем замерз, поэтому пришлось минут 10 его отогревать за пазухой. Обычное дело в зимнем походе. В термосе вместо чая оказался такой жестокий чифир, что глаза просто лезли на лоб после каждого глотка, но пить хотелось сильно, и, под конец спуска, мы, кажется, одурели больше не от высоты и погоды, а от чая в термосе. Под вечер совсем разъяснилось и перед закатом даже на какое-то время дали солнце. Ветер утих и мы хотя бы могли нормально разговаривать, а не орать друг другу в уши. Когда уже подходили к лагерю нас обоих немного накрыло, все-таки и перепад высот был большой, и погода суровая, и обеда у нас не было. В итоге, восхождение заняло у нас примерно 9 часов. Летом и в хорошую погоду можно смело делить эту цифру на 2.


В эту ночь состав ночующих в палатке изменился. Вилданыч все еще нехорошо себя чувствовал и решил ночевать в домике, а Макс вместо него остался со мной в палатке. Утром возились очень долго, сильно никуда не торопясь, и вышли с Рацека только в 12 часов. По пути на Коронские стоянки устроили небольшое ледовое занятие на леднике, убедились в том, что мои новые буры Vento в зимний лед вкрутить почти невозможно, а вот старые добрые Петзловские входили прекрасно, так же порадовал отечественный бур Вертикаль, с вкручиванием которого, проблем так же не возникло. Набор высоты от Рацека до Коронских стоянок составляет около 600 метров, от ~ 3200 до ~ 3800, соответственно.
Самое неприятное место подъема - это, так называемый, "крокодил" - крутая осыпная морена из крупного курумника по левому борту ледника. Эта зима, как я уже писал, выдалась малоснежной, поэтому идти приходилось по обледеневшим камням, тщательно выбирая место куда поставить ногу, чтобы не соскользнуть вниз. Затем тропа выводит на пологую часть ледника, все так же по левой его стороне. Сами Коронские стоянки - это одинокая еле стоящая хижина в небольшом каменном закутке. В хижине, конечно же, свободных мест не было (да мы сильно и не просились) и ночевали мы в палатках, на этот раз уже полным составом. Под палатки мы с Вилом выкопали ямки и обложили их снежными кубиками. Короче, все по фен-шую.
Пока ставили мою палатку, сильным порывом ветра ее сорвало и бросило на камни, в результате чего порвался тент. Как оказалось, заклеить мембранный тент на 20-ти градусном морозе довольно сложно, даже не учитывая ледяной ветер, от которого руки без перчаток отмерзали почти мгновенно. С наружной стороны тента ни один из клейких материалов, что у нас были, приклеиваться не хотел вообще. С внутренней стороны тоже все было довольно печально, но все же кое как мы с Темой заклеили дырку несколькими кусками лейкопластыря. Линию склейки приходилось согревать между ладоней, потому что на таком холоде пластырь моментально задубевал и не успевал схватиться с поверхностью.


Утром выяснилось, что самочувствие группы в целом не очень. Пораскинув мозгами я решил, что в таком состоянии тащить ребят наверх будет не гуманно. Макс, Вилданыч и Тема, забрав с собой всю снарягу, пошли тренироваться на ледник, Маринка осталась в лагере, а я полез наверх, в сторону Короны. Погода была не очень - дул сильный ледяной ветер и было облачно. Вообще, по-моему, не было ни дня за весь наш поход, когда стоял бы штиль, или хотя бы его подобие. Ветер дул всегда и довольно сильный. Поднялся я где-то до 4300 - 4400, просмотрел путь подъема на пик Изыскатель и понял, что делать нам там нечего. Из-за почти полного отсутствия снега путь подъема на перевал представлял из себя ледовый взлет крутизной (на взгляд издалека) градусов 50+, а с тремя не рабочими бурами из шести, шансов у нас было бы маловато. Зато просмотрел путь подъема на пик Корона (2 башня). Там все выглядело более менее приемлимо, даже для нашего инвалидного состава. Когда спустился успел еще немного полазать по леднику с ребятами.


Ночью был сильный ветер и приличный мороз, а к утру поднялась метель. Выбора у нас особо не было, либо идти вверх, либо вниз, потому что ночевать дополнительную ночь в таких условиях никому не хотелось. Да и вообще, зимой все дается намного тяжелее чем летом. Даже простое сидение в палатке на 3800 будет постепенно отнимать силы, все-таки холод берет свое. Вышли в 10 утра, вчетвером, Маринка снова осталась в лагере с мыслями сегодня уйти на Рацека. Почти на ощупь, пробиваясь через сплошную пелену летящего снега и изо всех сил сопротивляясь напору ураганного ветра, мы ползли вверх по левому борту ледника, в направлении Короны. Лишь изредка взору открывались стены Свободной Кореи и Текетора, большую часть времени мы шли по приборам.
По началу подъем совсем пеший, кое где есть крутоватые участки, но они легко проходятся в кошках на передних зубьях. Вскоре мы вылезли на переломный участок ледника, где его крутизна немного падала, но начиналась зона трещин. Влево ледник уходит вертикальным сбросом в столь же вертикальную стену, обрывающуюся аж до самой долины. Сложно сказать какая там высота, но выглядит впечатляюще. Впереди - цирк из башен Короны, которых там, вроде, штук 6 или 7. По сути это гребень в форме дуги с несколькими провалами, и скалы, которые возвышаются между этими провалами, и есть башни Короны. Вообще местный рельеф очень необычен, я такого больше нигде не встречал. Если убрать отсюда Корону, то получится стандартный хребет со "свойственным" ему рельефом, такое впечатление, что массив Короны сюда будто воткнули уже после того, как долина сформировалась.
Итак, чтобы подойти под вторую башню (собственно, как и под первую и под десятую) нужно сначала пройти верхнее плато ледника, разорванное трещинами разных мастей. Зимой в этом плане проще - трещины наглухо забиты снегом, а дубовый наст, образованный ураганными ветрами, выдержит не то что человека, а, наверное, слона. В нашем случае сложность заключалась в том, что дул катастрофически сильный ветер, который так и норовил сбить кого-нибудь из нас с ног и отправить всю связку в далекое путешествие в соседнюю долину. Мне кажется, что если бы мы все разом подпрыгнули в момент сильного порыва ветра - то точка приземления связки отличалась бы от точки отрыва весьма кардинально. Шли медленно, разогнуться порой было невозможно в течение нескольких минут, здесь бы очень пригодились горнолыжные очки, потому что обычные солнцезащитые, мало того, что почти не защищают от несущегося снега и льда, так в них еще и, по понятной причине, нихрена не видно. В общем, кое-как мы дошли до бергшрундта - это последнее препятствие перед началом восхождения на башню.
Берг большой, перейти его почти негде, даже зимой он был почти везде открыт и зиял чернотой пустоты из своих недр. Нужно было искать выход наверх, на это бы ушло время, а потом нужно было лезть в 35-40 градусный лед метров 300, а потом еще скальный участок башни, а времени было уже 15 часов. В общем, почти единогласно, мы решили, что шансов взойти у нас уже нет и если мы пойдем дальше, то обречем себя, как минимум, на спуск по темноте. Я еще какое-то время порывался сбегать наверх, хотя бы в одиночку, но потом бросил эту затею. Мы начали спуск.
Спускаться оказалось, как обычно, сложнее, чем подниматься, в одном месте пришлось даже организовать стационарную точку на буре, чтобы безопасно перейти трещину на крутом ледовом участке. Как говорится, нет худа без добра, и на спуске погода сделала нам шикарный подарок. Тучи расселись, ветер стих и на всем протяжении спуска мы наблюдали волшебный закат со всеми возможными красками и рваными облаками упавшими в долину Аксая. Было очень красиво. Такой поворот событий, с одной стороны, нас расстроил, ведь если бы мы все же решились продолжить восхождение (хотя в тот момент ни одной адекватной причины это делать попросту не было), то сейчас, скорее всего, стояли бы на вершине и наблюдали все это великолепие сверху, а с другой стороны, конечно же, обрадовал. Ребята ушли вниз, а я еще долго ползал туда сюда с обледеневшим к тому моменту фотоаппаратом, в попытках заснять этот карнавал света.
В лагерь спустились ровно в 18 часов, и по итогу, прогулка заняла у нас 8 плотных часов пахоты. Опять же, если бы не было такого сильного ветра и метели, мы сходили бы намного быстрее и, возможно, дошли бы до вершины. С другой стороны мы не альпинисты, и у нас нет задачи во что бы то ни стало взойти на вершину и отметить восхождение у себя в книжечке, мы просто гуляли и наслаждались холодом, голодом и ледяным ветром, обмораживающим открытые части тела за считанные секунды, да. Вечер провели за коньяком и разговорами у кого какая нога больше замерзла и у кого были самые длинные сосульки на усах :)

Ночь с 8 на 9 января выдалась холодной. Очень холодной. К ночи небо совсем очистилось, ветер почти прекратился (ко всеобщему удивлению) и в Ала-Арчу опустился мороз градусов в 30-35. Это была единственная ночь, когда я прилично замерз в спальнике. К утру палатка изнутри стала похожа на замок снежной королевы из детской сказки - все покрылось слоем изморози в несколько миллиметров и от света фонарика блестело так, что невозможно было открыть глаза. При малейшем движении в палатке, на нас обрушивался "горячий" снежный душ. Неспешно позавтракав, начали столь же неспешно собираться, откапывать, занесенные снегом за 3 суток палатки, упаковывать рюкзаки. Пока собирались, познакомились с ребятами, которые ночевали в хижине. Они пошутили, что делали ставки, доживем мы до утра в палатках или нет (а может и не пошутили ...). Ребята, кажется, из Тюмени, в тот же день что и мы пытались подняться на Свободную Корею по какому-то стенному маршруту (в такую погоду я вообще себе этого не представляю), а сейчас уходят вниз на отдых. Они ушли раньше нас на пару часов и оставили нам кипятка в термосе, за что им спасибо.
А мы вышли только в 12 часов и, не торопясь, начали спуск к лагерю на Рацека. Пока спускались, нас обогнала группа из дофига человек, которые, насколько я понял, возвращались после неудачной попытки взойти на Изыскателя. Дойдя до Рацека мы решили, что пойдем дальше, как минимум до того леска, где ночевали первую ночь, а там, если останется время, может и до нижнего лагеря, до гостиницы и теплого ночлега. В результате спустились до нижнего лагеря, уже почти по темноте. Я устроил ребятам хорошую пробежку в завершении нашего мероприятия :) Суммарно потратили 6 часов на спуск от Коронских до низа. Когда спустились, я сначала заглянул в новую гостиницу (формы теремка), немного офигел от цен и мы пошли в "бюджетную" гостиницу, в которой берут 250 сом с человека в сутки. Комнатки там на 2 человек, в каждой стоит обогреватель, есть общая кухня, а туалет на улице. В общем как раз для таких, как мы.
Мы с Темой решили сходить до новой гостиницы и выведать информацию насчет бани (уж очень хотелось), а заодно набрать воды, так как в этой гостинице воды нет. И снова нам на помощь пришла Вилданычевская обрезанная 15-ти литровая бутыль (кодовое имя - бадья), которая весь поход служила нам как тара для снега и льда под воду. Судя по всему, это оказалась самая полезная вещь в этом походе. Раз уж речь зашла о полезных вещах, не могу не отметить Редфоксовские горетексовые полукомбезные штаны - самосбросы. Мы с Темой купили себе такие со скидкой, когда ездили в Тиролию Теме за пуховиком. Штаны классные, мы надевали их на термуху и были счастливы. Они не продуваются, не промокают, очень удобные и легкие, в общем, удачная покупка.

Весь следующий день мы провели в гостинице, если не учитывать нашу утреннюю вылазку в поисках потерянной палочки, которую Вилданыч оставил на сучке дерева, когда съезжал на жопе со склона. Помылись в сауне, отдохнули и, вроде бы, уже можно снова наверх, но на следующий день утром за нами приехал Игорь и мы поехали в аэропорт, откуда благополучно улетели домой, в Новосибирск.


Вот и закончилось очередное путешествие. Из основного, что я из него вынес это то, что зимой ходить в 2 палатки с одним кухонным набором сложно, лучше организовывать питание так, чтобы каждая палатка была в этом плане автономна. Это сэкономит кучу времени. Так же в очередной раз убедился в том, что зимний поход принципиально отличается от летнего в плане акклиматизации. Зимой акклимуха дается намного труднее и дольше, видимо, сказывается влияние низких температур и то, что организм тратит много энергии на поддержание тепла. Что касается Ала-Арчи, то место, безусловно, красивое, особенно впечатляют стены Свободной Кореи. Но туристу, по большому счету, там делать нечего, потому что простых вершин там мало, а перевалиться дальше на юг можно, наверное, только через 3Б. Зато это идеальное место для альпинистов, там целая куча стенных и ледовых маршрутов почти всех сложностей, а так же там можно получить акклиматизацию перед каким-нибудь высотным восхождением. В любом случае, список посещенных мною горных районов пополнился, чему я, разумеется, очень рад. До встречи на маршрутах!

ала-арча киргизский хребет пик учитель пик корона стоянки Рацека Коронские стоянки Аксай